Обзор сайта


Партнеры проекта
Торговый портал TATET.ua
Платформа магазинов TATET.net
Мир путешествий с way2way

Опрос

Нужно ли удалить граффити в Припяти?:

Пресс-тур в город Припять 2.09.2006

Начну, пожалуй, с того, что никакой поездки могло для меня и не быть вообще: я просто напросто накануне вечером позабыл завести будильник. Если бы не смс-ка Адель в полшестого утра... В-общем, огромное тебе спасибо! Благодаря тебе осуществилась моя давнишняя мечта.

Погода в этот день обещала быть довольно непредсказуемой. Хоть было достаточно тепло, но переменная облачность и ветер обещали преподносить сюрпризы. Но, забегая наперед, скажу, что я погодой остался доволен, и на качестве фотографий она никак не отразилась.

Желтый большой автобус Припятькома я нашел без проблем, а вот десяти зарегистрировавшимся товарищам это не удалось: мы прождали их до восьми утра и выехали без них. Вообще проволочек в пути было более чем достаточно. То остановка с целью «мальчики налево девочки направо» занимала почти 15 минут, то стоянка в Чернобыле – почти час, то фотографирование некого памятника – минут 20, короче в Припять мы попали только к двум часам.

Но до этого было тоже много чего интересного. Сам город Чернобыль отличается внешне от любого другого маленького украинского городка только тем, что все трубы, а также телефонные и электро коммуникации проложены не под землей а над ней. Причина очевидна – копать зараженную землю было просто нельзя. «Фонящий» асфальт в городе перекладывался неоднократно. Сейчас здесь живут работники ЧАЭС. Продавщица в местном магазинчике своим внешним видом очень напомнила продавщиц времен СССР. Такое впечатление, что попал в прошлое лет на 20. Двоим «участнегам» хватило ума попробовать на вкус чернобыльских слив. Им доступно объяснили, что это не тот город, где можно так делать: последствия могут быть ... разнообразными. Кстати, даже передвигаться по улицам этого города, не рискуя попасть в милицию, можно только имея при себе специальное удостоверение. Один из наших сталкеров рассказывает немного о Зоне, о местах сильного заражения, показывая их на специальной карте. На меня глазеют томные чернобыльские коты, которых я возле столовки насчитал три. Один беззастенчиво трется мне об ноги. Выглядывает из-за туч солнце. Мне приходит смс-ка. Интересно, если я бы ответил, что в данный момент нахожусь в Чернобыле, меня посчитали бы сумасшедшим?
Мы продолжаем наш путь. Неожиданно сталкер дает команду водителю остановиться. Мы посреди шоссе, справа и слева стена леса, вроде бы ничего примечательного. И все таки это не так. Мы – в селе Залесье, одном из десятков принудительно выселенных в 86-м населенных пунктов. Лес настолько захватил это село, что в летний период с шоссе его просто не увидишь, хотя дома стоят не далее чем в тридцати шагах от него. Я ступаю под сень деревьев на бывшую центральную улицу Залесья, не обращая внимание на предупреждающее попискивание радиометров, показывающих фон в 200 а то и в 300 микро рентген, что в 10-15 раз выше нормы. Несколько сохранившихся домов в плачевном состоянии. Внутри одного из них я замечаю номер «Юного натуралиста» и книгу о преподавании физики в средней школе. Наверное, тут жили учителя. В воздухе стоит отчетливо узнаваемый запах тления дерева, прели, плесени и покинутости.

Детский садик Залесья меня поразил. Внешне он чем то напоминает дворец культуры, эдакое большое здание с колоннами. Игровая площадка перед ним сплошь поросла деревьями, и наполовину вкопанные в землю покрышки, по которым, наверное, когда то с удовольствием бегали карапузы, еле видно. Внутри же садик как и все окружающее – полностью разграблен. На полу валяются только одинокие игрушки, крепления для занавесок, кубики и кучи мусора, скопившегося за два десятка лет. Вот спальное помещение. Несколько двухъярусных кроваток, на одной из которых лежит кукла. Возможно, это всего лишь злая шутка мародеров (ведь должен же был кто-то аккуратно положить ее на это место уже после того как были украдены все матрасы и прочий инвентарь детского садика?), но эта кукла своим видом заставила меня содрогнуться. От пыли ее волосы на вид совсем поседели, личико (такое впечатление) как будто в кислоту обмакнули, вгляд никогда не закрывающихся глаз направлен в одну и ту же точку на потолке уже многие годы.

Селу Копачи повезло меньше. Оно стало одним из немногих сильно загрязненных населенных пунктов, которые пытались просто напросто закапывать в землю. На месте хат теперь – холмики с характерными предупреждающими знаками радиоактивности. Такой метод ничего не дал, только загрязнил еще больше подземные воды.

Проезжаем через периметр ЧАЭС, выходим чтобы пофотографироваться на фоне саркофага. С трудом осознаешь факт, что в двустах метрах от тебя до сих пор идет реакция, и если бы не объект «Укрытие», то одна минута на этом месте стоила бы мне жизни. Мимо нас проезжает автобус с группой рабочих станции. Милиционеры смотрят на нас и на желтый автобус но ничего против нашего пребывания тут не имеют. Мы направляемся в город Припять.

Напрямую от ЧАЭС до Припяти – меньше двух километров. Только чудо, а именно направление ветра в первые дни после аварии спасло город от чудовищной дозы облучения. Первый сюрприз для меня – это то, что город огорожен по периметру, пусть и примитивной «колючкой», и въезд в черту город возможен только через КПП. Их, как нам сказали, тут три. А я когда то хотел попасть сюда что называется, «дикарем». Интересно было бы посмотреть, как быстро меня замели бы местные коммандос.

Автобус останавливается на центральной площади города, и выйдя наружу, я сразу понимаю, как оживает и становится реальным образ города, виденного только на фото. Гостиница «Полесье», дом с Гербом, дом культуры.. вот они все, застрявшие между бытием и забвением, как огромные старые корабли. «На траву и мох не ступать, сувениров не брать» - эти инструкции скоро становятся понятными. Город действительно сильно фонит. Мы разделяемся на три группы и идем в разных направлениях. Сталкеры в каждой группе переговариваются между собой по рации. Наш первый объект для посещения - ДК «Энергетик». Дом культуры – это мягко сказано, на самом деле тут было практически все – кинозал, бассейн, библиотека, местная АТС, огромный спортзал, и Бог знает что еще. Тут я начинаю понимать что времени на съемку катастрофически не хватает – снимать надо с репортажной скоростью, обдумать сюжет просто не удается.

Парк аттракционов рядом с ДК – место известное и в какой то степени зафотографированное до дыр, особенно знаменитое «Чертово Колесо». Но и тут я пытаюсь найти оригинальный ракурс и выжать максимум из угла обзора своего 12-миллиметрового «ширика». Особенно бросилась в глаза одинок лежащая на асфальте качель «лодочка», варварски вырванная, но почему то брошенная мародерами.

Мы продвигаемся к родному дому нашего сталкера, по пути возникает небольшой конфликт с КПП-шниками, которые злятся, что мы передвигаемся по городу не на автобусе, когда вокруг 400 микрорентген в час. Неожиданно мы сворачиваем с асфальтированной дороги в джунгли рядом с пятиэтажным домом. Вообще то надо сказать пару слов о местной растительности. Центральные улицы, а именно проезжая часть, достаточно чисты: очевидно, кто то их от одичавшей природы очищает. А вот тротуары, а тем более небольшие асфальтированные подъезды во дворах домов поистине напоминают джунгли. То есть под ногами – 10 сантиметровый слой земли, листьев, веток, мха, который пружинит и создает впечатление, что идешь не по асфальту а по болоту. Вот рядом с одним их таких домов и находится одна из детских площадок, крайне тяжело узнаваемая даже с пяти метров: слишком много вокруг деревьев. По соседству с «грибками»-песочницами, уже наполовину сгнившими, примостились огромные красавцы мухоморы: роскошный кадр. У одного из парадных – на покрытых мхом ступеньках – детская лошадка на колесиках. Когда-то на ней верхом катался какой-то маленький припятчанин.

Разворованный подчистую магазин «Светлячок» к моему удивлению, хранит в себе довольно интересную вещь – советский кассовый аппарат. Очень странно, что его не вывезли вместе с другими вещами. Внутри домов – холодно и одиноко. Почтовые ящики своими зияющими открытыми пастями наводят жутковатое ощущение. Квартиры пусты, вынесено все что только можно было унести. Выходим из дома и направляемся к столовой. Надпись «Приятного аппетита» совершенно не способствует появлению оного: думать о еде сейчас просто нет времени, как и чем либо другом, кроме съемки.

По пути к школе №1 наш сталкер замечает просто гигантские грибы, на вид то ли подберезовики, то ли польские, диаметр шляпки где то сантиметров 20. Их даже руками трогать страшно, не то что есть: радиацию они вбирают как губка воду.

Вот и «школа номер один». Время берет над ней верх: часть здания уже обвалилась, похоронив под обломками класс, в котором до третьего класса учился наш сталкер. Продвигаться внутри по коридорам следует очень осторожно, – объясняет Саша, - под линолеумом прогнившие доски. Вот лежит раскрытый журнал, отметки по уроку английского, фамилии и имена детей, двойки, тройки, четверки и пятерки пестрят – видимо дети в классе учились очень неровно – и отличники были и отпетые двоечники. А вот место, фотографии которого обошли многие издания мира: разбросанные детские противогазы. «Лучший кабинет школы» в плачевном состоянии. Горы учебников, тетрадей, даже некоторые парты остались стоять. Наверное на такой товар мародеры просто не смогли найти покупателей. Повсюду – коммунистическая пропаганда. «Мы живем в стране Ленина» большими буквами выведено на стене под облупившимся граффити в стиле соцреализма. Портреты «Леннона» видно чаще чем чьи либо другие. В спортзале пол прогнил совершенно, с крыши постоянная капель скоро сделает то что сделала вода и время с частью здания, которая обрушилась.

Мы выходим из школы и направляемся к пристани, проходя через место в ограде, где колючая проволока срезана. «Нарушение режима Зоны» - улыбается Саша, - «Покидать Зону можно только через КПП». Ступени ведущие к пристани – очень грязное место. Радиометры тут зашкаливают. Фон – 2 миллирентгена что примерно в 100 раз выше нормы. Долго мы тут, понятное дело, не задерживаемся. Наша задача – подняться на крышу одной из местных высоток. Идем к гостинице «Полесье». С нее открывается вид на весь город, вдалеке за лесом видны трубы ЧАЭС, а еще дальше в голубоватой дымке – таинственный «Чернобыль 2». В одной из комнат «Полесья» от накапавшей с потолка воды образовалось озерцо, на берегу которого проросло деревце. Там, где раньше жили люди, теперь живут постояльцы из мира природы.

Подъезжаем на автобусе с местной тюряге. За те пять минут, что мы едем, я успеваю перекусить и немного отдохнуть. Есть что-либо, пусть даже привезенное с собой, вне автобуса запрещено. Тюряга впечатлила меня не так сильно, как остальные места. Во внутреннем дворике, где гуляли зеки, теперь свалка старого ржавого железа. Я насчитал не меньше десятка остовов грузовых машин, пару экскаваторов, и один «жигуль».

По пути к последнему объекту для осмотра – 16этажке – я замечаю интересное граффити: изображение ребенка в профиль, сделанное таким образом, что кажется, будто бы он сидит на ступеньках. Тут стоит сделать небольшое отступление и сказать пару слов о припятских граффити. Сталкеры в один голос ругают тех, кто их тут оставил и очень неохотно поддерживают разговор о них. Это понятно: Припять – их родной город, и они хотят чтобы в его атмосферу не привносились чуждые элементы. Предположительно авторами граффити являются немцы, которых водили сюда сталкеры из соседней Белоруси. Согласен, некоторые из них выглядят совершенно не к месту. Но такие, как этот ссутулившийся ребенок, создают ощущение, что мертвый город не совсем пуст, что кроме зверей и птиц его населяют души этих детей, которых авария лишила детства, а многих – жизни. Одно граффити особенно подействовало на меня – изображение маленькой девочки, пытающейся дотянуться до кнопки лифта, чтобы нажать ее. Она, застывшая в этом движении, пытается вызвать лифт, не подозревая, что он никогда не придет. Девочка с торчащими в разные стороны косичками и коротеньком платьице, не ты ли оставила свою белую пластмассовую лошадку на первом этаже? Не холодно ли тебе зимой, не одиноко ли тебе быть единственной жительницей этого огромного серого дома? Или ты подружилась с мальчиком, тем, который, внизу, сидит на ступенях, и вы вместе спасаетесь здесь от одиночества? Девочка не отвечает, сосредоточившись на попытке дотянуться до кнопки неработающего лифта. На многие вопросы сможет ответить Чернобыльская атомная, чьи огромные трубы прекрасно видно с крыши здания. На город надвигается ливень, мы буквально можем видеть серую пелену, которая накрывает дом за домом, потом Чертово колесо, и наконец обрушивается дождем и на нас. Мы спешно покидаем здание и бегом бежим к автобусу.

На КПП нас всех проверяют, вроде бы все оказываются «чистыми», можно возвращаться в Киев. Я понимаю одно: я вернусь сюда еще. Может даже очень скоро. 50 долларов – это вполне доступная цена за прикосновение к Мечте.

Автор: 
сонар

Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступные HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img> <h3> <b> <i> <u>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA
Символы на картинке
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.