Обзор сайта


Партнеры проекта
Торговый портал TATET.ua
Платформа магазинов TATET.net
Мир путешествий с way2way

Опрос

Нужно ли удалить граффити в Припяти?:

Из нашей смены в живых остался только я

26 апреля 1986 года перевернуло судьбу семьи Демченко. Эта дата поделила жизнь супружеской пары на «ДО» и «ПОСЛЕ». Молодые, полныесил и энтузиазма они жили в прекрасном городе Припять, который после взрыва на ЧАЭС умер, опустел, превратился в руины. Сейчас Татьяна Демченко возглавляет фонд инвалидов Чернобыля, а ее муж Алексей работает там юристом-консультантом на общественных началах. За их плечами – нелегкий период жизни, инвалидность, десятки болезней, трудностей… Сколько еще будет впереди! Но чего бы им ни уготовила в будущем судьба, они выйдут из любых сложных ситуаций победителями, ибо самое страшное они уже пережили. И благодаря своему неудержимому оптимизму продолжают жить, творить, помогать людям…

В тот день многие ушли в бессмертие

В 80-ые годы квартиры в Ленинграде и Москве люди с удовольствием меняли на жилье в Припяти – настолько этот город был престижным. В 1982-ом году 60-тысячный населенный пункт занял первое место по рождаемости, средний возраст жителей Припяти был 26 лет.

«Казалось бы, жизнь начала по-тихоньку налаживаться: нам дали трехкомнатную квартиру в хорошем районе, жена устроилась на работу радиозавода «Юпитер», я тогда получал 300 рублей, а это были немалые деньги по тем временам», - вспоминает Алексей Алексеевич.

Мы беседуем в маленькой комнатушке без ремонта, которая является офисом фонда инвалидов Чернобыля. Справа на стене на доске почета, памяти и мужества висят фотографии людей, которых уже нет в живых. Мой собеседник крутит шариковую ручку в руках. Нервничает. Еще бы – ему предстоит окунуться в прошлое, еще раз с болью вспомнить события минувших дней. Для начала прошу его кратко рассказать о своей биографии. О семье, о том, откуда он родом и как попал в Припять.

«С женой мы учились в школе № 27 школа г Суходольска. Поженились в 1973 году. Я начал работал по комсомольской путевке начальником отряда воспитательно -трудовой колонии № 36. В 22 года я должен был воспитывать 120 бандитов, которые отбывали наказание уже не в первый раз, - вспоминает Алексей Демченко. - В 1973 же году родилась дочь Лена. У нее был врожденный вывих тазобедренных суставов обеих ног, поэтому мы вынуждены были переехать поближе к Киеву, чтобы лечить ее у профессионалов. Так мы в 1978 году получили квартиру в Припяти. Я начал работать слесарем на ЧАЭС и за два года стал старшим оператором реакторного цеха».

- Вспомните трагический день 26-го апреля 1986 года. Как все происходило?- Если быть точным, то взрыв произошел с 25-го на 26-ое апреля в час ночи двадцать три минуты двадцать три секунды. Я тогда вышел на смену, был в должности старшего оператора на втором энергоблоке. Погас свет, включилось аварийное освещение. Мы почувствовали запах гари, копоти, металлический привкус во рту. По громкоговорящей связи прошла команда надеть марлевые повязки. Что произошло, мы толком не знали. Через час прибыл начальник цеха, заместитель начальника цеха и старший инженер –механик. Нам сказали, что случилось непоправимое. Трех операторов послали проводить аварийные работы, спасать людей. Мы остались на месте. Когда наши коллеги вернулись, и у них открылась рвота, мы поняли, что их дни сочтены. В тот день многие ушли в бессмертие. Вот это наша смена… (Алексей Демченко показывает старую черно-белую фотографию –авт.) Их уже никого нет в живых, только я остался…

Вздыхая, мой собеседник продолжает свой невеселый рассказ. Вспоминает, что паники на станции не наблюдалось, но была обстановка растерянности, возбужденности. Пожарные делали свое дело. Но, как оказалось потом, нельзя было лить в открытую зону ректора жидкость. Ведь вода является поглотителем нейтронов и поддерживает ядерную реакцию.

- Кто-нибудь из жителей Припяти был свидетелем взрыва?- Люди ничего не подозревали и спали спокойно. На следующий день как ни в чем не бывало гуляли с детьми, ходили в магазины, отдыхали на природе.Мои друзья в ту ночь были на рыбалке и рассказывали, что произошло два взрыва. Это спасло фактически всех нас и город Киев. Но об этом я расскажу позже, когда мы будем говорить о причинах катастрофы.

- Расскажите о своих коллегах, которые в тот день были вместе с вами, о людях, которые не испугались опасности и смертельной радиации…- Да я могу говорить о них очень много и долго. Взять хотя бы Сашу Добникова, вертолетчика. Он со своей командой на вертолете зависал над жерлом горящего реактора и тушили его песком и жидким каучуком. Днище вертолета нагревалось до 70 градусов, они получали смертельные дозы. Саня придумал так называемые «свинцовые трусы». Они обкладывались свинцом, чтобы уменьшить воздействие радиации на организм.

Саша Лелеченко, заместитель начальника электроцеха, достоин только лучших слов в свой адрес. Он знал, что он получил смертельную дозу и не посылал своих ребят на аварийные работы, все сам делал. В больнице на него нельзя было смотреть без слез: здоровенный, красивый парень усыхал на глазах, как ребенок, мясо отделялось от кости. Заместитель начальника цеха Слава Орлов не спасовал перед опасностью. Он получил команду зайти на крышу третьего блока зайти, и посмотреть действительно ли разрушен реактор и что происходит в четвертом энергоблоке. Он получил 460 рентген (при смертельной дозе 600) - и до сих пор живой. Трагедия на ЧАЭС показала, кто есть кто на самом деле: кто трус, кто друг, кто враг…. Роковая ночь расставила все точки над I. Володя Камшилов, мой напарник, любил выпить, подебоширить, по женщинам походить при живой-то жене. Но он оказался настоящим другом, умер на рабочем месте. Оставался на ЧАЭС до последнего, ликвидировал аварию. Когда 27 апреля в 14.00 объявили эвакуацию, многие работники ЧАЭС собирали свои вещи и уезжали, просто удирали….

Алексей Алексеевич рассказывает, как шел со смены, вспоминает, как ясно светило солнышко, как дети играли в песочницах, а взрослые прогуливались, наслаждаясь хорошей погодой. Ему было жутко, жутко от того, чтоб он дал подписку о неразглашении и что не мог предупредить людей о смертельной опасности. «Зайдите лучше домой, сегодня передавали, что солнце радиоактивное», - единственное, что мог сказать наш герой, возвращаясь к себе домой со смены. Когда пришло время сдавать кровь пострадавшим, врачи сказали Алексею Алексеевичу, что он сам нуждается в переливании. За одну ночь он получил облучение -164 рентген. В течение последующих двух лет он ездил в Чернобыль ликвидировать аварию, наводить порядок и налаживать систему безопасности. Сколько рентген было получено за эти два года – неизвестно. Но сейчас у Алексея Демченко 19 диагнозов и вторая группа инвалидности. У его жены и детей ситуация аналогичная.

На этот шаг он пошел осознанно. Когда жену с детьми эвакуировали, и супруга звала его покинуть зараженный радиацией город, Алексей Алексеевич сказал: «Вон посмотри, идут мои ребята- сменщики. Они будут ликвидировать аварию столько времени, сколько будет нужно. Как я могу их бросить?». И он принял решения остаться вместе со своими коллегами, со своими друзьями, которых, к сожалению уже нет в живых. Всего работать на ЧАЭС осталось около 260 человек. У этих людей была своя миссия: они должны были глушить реактор, извлекать топливо, ведь могла произойти цепная реакция….

В 1988 году перед Алексеем Демченко поставили ультиматум: либо он переезжает жить в город Славутич, либо его увольняют со станции. Он выбрал второй вариант, и решил вернулся в Луганск.

Но почему?

Почему в четвертом энергоблоке произошел взрыв? Кто в этом виноват? Эти вопросы до сих пор остаются открытыми. Мы просто не могли не поговорить об этих проблемах с Алексеем Демченко. Ведь он проработал на станции 12 лет, был начальником среднего звена и хорошо разбирался в работе ЧАЭС. Я попросила своего собеседника доступными словами, а не терминами объяснить, что же все-таки, по его мнению, произошло 26 апреля 1986 года.

«Как я уже говорил, в четвертом энергоблоке было 2 взрыва. И это спасло нас всех и город Киев от смертельных доз радиации, хотя они и без того были очень высокие, - вспоминает интервьюированный – Сейчас попробую объяснить принцип этих взрывов.

Если взять чайник и поставить на плиту, довести в нем воду до кипения, то сначала сорвет крышку, а потом вода будет постепенно выкипать. Но если закрыть его плотно, то чайник разорвет на части, и брызги разлетятся на десятки метров. Примерно первый вариант событий развернулся в четвертом энергоблоке. Сначала была поднята защитная плита, вышли паровыделения, потом произошел сам ядерный взрыв».

- На ваш взгляд, каковы причины такой масштабной аварии?- Проводились исследования по высчету холостого выбега турбины. После них была разработана с грубыми нарушениями, а вернее сфальсифицирована, программа по экономии топлива. Ее предлагали многим атомным станциям - и все отказались, а на ЧАЭС – начали применять. Ни одной серьёзной подписи первых руководителей под этой программой не было.

Еще были проблемы с СУЗ (системой управления защиты ). Это детище академика Александрова. Его оппонент академик Легасов много раз в публичных выступлениях указывал на несовершенство дополнительной защиты. Ряд вот таких нарушений и дал сбой в четвертом энергоблоке.

- Неужели государственная следственная комиссия скрыла все эти факты?

- Да о чем вы говорите! Руководству СССР нужно было найти просто козлов отпущения.

И их нашли: начальник реакторного цеха был осужден на 5 лет, а зам главного инженера по второй очереди - на 10, директор станции- на 10 лет. Ничего лучше не нашли, как вынести обвинения по статье: «Нарушение пожарной техники безопасности на взрывоопасном предприятии». Более бредовой формулировки я не слышал!

Алексей Алексеевич рассказал об очень интересном факте: Машина РЗМ – разгрузочно-загрузочная машина, которая весила 480 тонн и находилась в машинном зале четвертого энергоблока, после взрыва - исчезла без следа. Ни одного обломка от такой здоровенной установки специалисты не нашли. Невероятно, но факт.

Женский взгляд на трагедию

«В ночь с 25-го на 26-ое апреля в час ночи я возвращалась домой со смены с радиозавода «Юпитер»», - начинает свой рассказ жена Алексея Демченко Татьяна Демченко.- Мы посидели с подругой на лавочке. Интересно, что сначала грянул гром, а потом мы увидели молнию на небе. Мгновенно опустился туман, фонарей почти не было видно. Пришла домой. Вдруг раздался телефонный звонок. Это была моя знакомая с Чернигова, она проезжала на поезде мимо ЧАЭС и увидела огонь. Я сразу же начала звонить мужу на станцию. Он сказал, что сам толком ничего не знает, но посоветовал позакрывать все форточки».

Настало утро. Дети Татьяны и Алексея Демченко пошли в школу. На тот момент их уже было двое. Девочка Лена и сын Виталий. Через час они вернулись домой. В учебном учреждении им дали йодированные таблетки и отправили назад. Еще через час по домам начали ходить работники ЖЭКа и раздавать йодированные порошки. На следующий день объявили эвакуацию.

«Куда нас везли – никто не знал, - вспоминает Татьяна Викторовна. – По обочинам дороги стояли скорые, некоторым людям становилось плохо. Было жутко. Когда мы приехали в близлежащее село Бобры, то начали думать, что же делать. Решили вывезти своих детей подальше к родственникам, а сами вернуться к своим мужьям. Через месяц в селе Бобры тоже объявили эвакуацию. Позже там начали делать могильник».

С трудом добравшись до Киева, Татьяна Викторовна с двумя детьми поехала в аэропорт Жуляны за билетами. Там были огромные очереди. Всем хотелось побыстрее уехать из загрязненного города. Почти сутки она простояла в очереди. И не добилась никакого результата. Билетов не было.

Грязная, голодная в прямом смысле этого слова, Татьяна Демченко сняла на последние деньги номер в гостинице, чтобы помыть детей и дать им отдохнуть. На следующий день она пошла к начальнику аэропорта и начала его просить о помощи.

«У меня остались деньги только на билеты, я не знаю, чем кормить своих детей, где жить…возьмите меня к себе домой», - с такими словами она обратилась к начальнику аэропорта. В итоге их посадили на почтовый самолет до Ворошиловограда. Сын Виталий начал плакать, просить есть, но есть было нечего.

«Какая-то женщина сидела впереди и протянула нам два бутерброда и бутылку минералки. Я не видела ее лица, но буду благодарить ее всю свою жизнь», - дрожащим голосом повествует моя собеседница. С горем пополам, наша героиня добралась в Суходольск к своей матери. Когда на следующий день у сына открылась рвота, она повела его в больницу. У ребенка было обнаружено на голове 500 микрорентген, 900 – на ногах, 700- на руках.

Сколько всего было в судьбе этой женщины - и не передать: война с чиновниками за квартиру в Луганске, постоянные обследования в больнице, двухгодичное ожидания мужа, который добровольно остался ликвидировать последствия аварии на ЧАЭС.

Через 4 месяца после трагедии Татьяна Демченко вернулась в Припять за оставшимися документами. Город встретил ее тишиной. Дома были пустыми, по всему городу разросся бурьян, кое-где висело забытое белье, черное от пыли….

«Когда я поднялась на свою площадку, то обратила внимание на соседскую дверь: дерматиновая обивка была искромсана ногтями животного. У соседей была собака овчарка. Видимо, просилась, бедная, домой, но хозяева были эвакуированы и оставили ее на произвол судьбы. Животных с собой брать нельзя было, - вспоминает Татьяна Викторовна. – В моей квартире все осталось на своих местах: халат на стиральной машинке, нож на кухне… Если бы вы слышали, как я голосила, у меня была истерика. Так голосят только по покойнику».

Передо мной сидит женщина с колоссальным зарядом оптимизма. И если бы я не знала, что ей пришлось пережить, никогда бы в жизни не подумала, что она имеет целый букет болячек и исковерканную судьбу. У нее было все, и в одну ночь она все потеряла.

Мы с мыслью с этой ложимся,
Мы с мыслью этой встаем

Фонд инвалидов Чернобыля существует с 1992-года, сейчас его председателем является Татьяна Демченко. В 1990-ом году Владимир Симаков, Дмитрий Полищук, Александр Убийвовк, Нина Лебединская Алексей Демченко начали чернобыльское движение в Луганской области. Они создали союз Чернобыля Луганской области, и наш герой был первым председателем до 1994 года. В 1990-ом году был принят первый законодательный акт по соцзащите чернобыльцев. Согласно новому Закону «О социальной защите граждан пострадавших вследствие Чернобыльской катастрофы», люди получали бесплатное лечение, медикаменты, жилье, санитарное лечение. Еще в 1988 году над этим правовым документом работали Владимир Яворивский, Владимир Шовкошитный и Алексей Демченко. А потом людей разделили на переселенцев (эвакуированных) и инвалидов войны. Сейчас Алексей Демченко с болью говорит о проблеме станционников (тех, кто работал на ЧАЭС и был свидетелем взрыва) и ликвидаторов. Первых обвинили в случившейся трагедии, вторых возвели в ранг героев.

«Многие ликвидаторы получают пенсию по 3000 гривен, - говорит мой собеседник. - А станционников обидели. Сложили всю зарплату и поделили на календарные дни. Пенсия получилась 800-900 гривен со всеми мыслимыми и немыслимыми доплатами. Помимо этого я плачу за коммунальные услуги 50 %, а ликвидатор пользуется льготами и не платит вообще ничего. Где справедливость? Я отработал на ЧАЭС 12 лет, получил колоссальную дозу радиации, а ликвидаторы побыли несколько дней – и уехали. Еще наблюдается такая тенденция в обществе: чем дальше мы уходим от трагедии Чернобыля, тем больше появляется самозванцев. Многие рвут на себе тельняшку и говорят, что они ликвидаторы, многие врут, что были большими начальниками на ЧАЭС, а сами выдавали детали в подсобке и уехали сразу же после взрыва. Не удостоены вниманием государства и эвакуированные жители, которые в один миг потеряли все: квартиры, имущество, здоровье… Я общаюсь и с ликвидаторами, и со станционниками. Уважаю всем сердцем и тех и других, но никогда не смерюсь с псевдогероизмом. В этом году 26-го апреля мы планируем наградить эвакуированных, а также ликвидаторов, которые принимают активное участие в работе фонда геральдическими знаками». Он говорит, что каждый день ложиться и просыпается с мыслями о Чернобыльской трагедии и о эвакуированных людях, станционниках, которых обделило государство.

«Я отстаивал, и буду отстаивать честь людей, отдавших свою жизнь ЧАЭС», - заканчивает разговор Алексей Демченко.
Полный текст публикации: http://www.hw.net.ua/art.php?id=47478#photo