Обзор сайта


Партнеры проекта
Торговый портал TATET.ua
Платформа магазинов TATET.net
Мир путешествий с way2way

Опрос

Нужно ли удалить граффити в Припяти?:

Чернобыль без покрывала и без прикрас

В современной науке не все в порядке с оценкой последствий Чернобыля. В радиобиологии идет жесткая, на грани фола, порой даже без правил, борьба двух непримиримых научных направлений. С одной стороны, победившей и господствующей с 1990 года гипотезы о вредном действии сколь угодно малых доз радиации и, с другой стороны, оппонирующей ей теории позитивного действия малых доз радиации. Заложниками этого кризиса стали медицинская радиология и практика радиационной защиты населения в трех независимых государствах, наиболее пострадавших в результате аварии на ЧАЭС в 1986 году.

Основы радиационной защиты населения, пострадавшего от чернобыльской аварии 26 апреля 1986 года, базируются на Концепции проживания населения на территориях Украинской ССР с повышенными уровнями радиоактивного загрязнения вследствие чернобыльской катастрофы. Именно с принятием этой концепции на законодательном уровне была закреплена сомнительная в научном отношении победа сторонников линейной беспороговой гипотезы вредного действия сколь угодно малых доз радиации. Базовый принцип концепции в том, что для критической группы (дети 1986 года рождения) эффективная эквивалентная доза дополнительного облучения, связанного с чернобыльской катастрофой, не должна превышать 1,0 мЗв (0,1 бэр) за год и 70,0 мЗв (7 бэр) за жизнь сверх дозы в доаварийный период от природных условий.

Ни в концепции, ни в связанных с нею законах даже упоминания нет о том, какую дозу получало население Украины до Чернобыля. К каким природным дозам прибавляются чернобыльские дозы? Какое между ними соотношение? Именно здесь не сказана вся правда, ее замолчали, сказали недоправду, что иногда хуже откровенного вранья.

Ответ на вопрос о том, какими были дозы "до Чернобыля", стал национальным табу. Это тайна, которая оберегается больше, чем протоколы Политбюро. По данным современной науки (Научный центр радиационной медицины АМН Украины), доаварийная средняя доза облучения населения Украины от источников природного происхождения составляет до 6,0 мЗв за год, в том числе до 70% от природного радиоактивного газа радона в жилых помещениях, что составляет за 70 лет жизни свыше 37 (до 42) бэр. Причина в том, что Украина - всемирно известный радиогеохимический регион.

В среднем по миру, согласно докладу Научного комитета по действию атомной радиации ООН, эта доза составляет 2,3 мЗв за год, или за 70 лет жизни свыше 16 бэр. Дочернобыльские дозы в Украине были и продолжают оставаться в 2 раза больше, чем в среднем по миру! Рядовой украинец "хватает" за 70 лет жизни около 50 бэр (37-42 бэр доаварийных природных и не больше 7 бэр чернобыльских).

Фактически 7 бэр за 70 лет за счет Чернобыля, по официальным данным, освященным печатями Минздрава и МЧС Украины, получат жители только 34 населенных пунктов Житомирской и Ровенской областей. Эти сведения стали национальным табу!

На загрязненных вследствие аварии на ЧАЭС территориях НЦРМ АМН Украины установил, что почти в половине сел, которые были переселены на новые, чистые территории, совокупные дозовые нагрузки превышают нагрузки вместе с чернобыльской дозой. Так насильственным переселением вроде бы спасали пострадавших. На значительной части Киевской и Житомирской областей, которые относятся к зонам радиоактивного загрязнения, дозы за счет радона в десятки раз больше остатков чернобыльской дозы. Но этого никто не замечает. На предотвращении доз радона политическую, научную и чиновничью карьеру себе не сделаешь. Да и "бабки" здесь не крутятся. Именно в этом и заключается самая большая и неприятная тайна, которую тщательно скрывают уже 12 лет.

Не в пример Украине правительство России в 1994 году приняло общегосударственную программу "Радон". А в США и Европе такие программы были приняты еще до Чернобыля. При решении проблем радиационной защиты нельзя растягивать радиацию по отдельным "хатам", когда каждое ведомство занимается лишь "своей" радиацией. Надо разработать всеобщую концепцию радиационной защиты населения, которая определяла бы общий лимит дозы от источников радиоактивного излучения различного происхождения. Это задача номер 1 для радиационной гигиены и медицинской радиологии. Это дело чести для ученых всех трех государств - Беларуси, России и Украины, пострадавших вследствие чернобыльской катастрофы.

Юрий СОЛОМАТИН - народный депутат Украины, секретарь комитета Верховной рады по вопросам экологической политики, природопользования и ликвидации последствий чернобыльской катастрофы

Пеле и Рональдо - это радиационные мутанты

Украинский депутат и бывший работник Минчернобыля Украины Юрий Соломатин хорошо знает проблему, о которой пишет. Знает и научную сторону, и политическую подоплеку. А она состоит в том, что Чернобылем пугать общественность очень выгодно. На радиофобии, на чернобыльских страхах уже давно делаются большие деньги. А научная истина состоит в том, что природный радиационный фон на Украине многократно превышает те радиационные нагрузки, которые оставила после себя авария на АЭС.

Средняя по миру доза природного излучения составляет 2,4 мЗв в год. Основной вклад дает газ радон. Самый большой уровень излучения в горных районах, а также там, где много песков и особенно гранита. Например, в метро. Доза естественного облучения во Франции -- 5 мЗв в год, в Финляндии - 7,6 мЗв, в Швеции - 6,3 мЗв, в Красноярске, к примеру, - 2,3 мЗв. Самый большой природный фон в России на Кавказских Минеральных Водах. Но именно радоновые ванны - парадокс! - считаются целебными и помогают от множества хворей. Такая же картина в Карловых Варах, в Баден-Бадене, где природный радиационный фон также значительно выше среднего.

Рекордным местом на планете по природному фону являются пляжи Копакабаны в Бразилии, где накоплены так называемые монацитовые пески, способные поднять годовую дозу до 100 мЗв. В прибрежных районах Бразилии естественное облучение выше, чем на пляжах, скажем, Индии в 90 раз. И в 200 раз выше, чем на вулканических почвах Италии. Быть может, в этом и заключается разгадка массового рождения в Бразилии футбольных талантов.

Значительно выше среднего природный фон и в тех районах, где возникали древние очаги цивилизации: Иран, дельта Нила, дельта Ганга. Но это, быть может, простое совпадение.

По словам директора академического Института проблем безопасности атомной энергетики члена-корреспондента РАН Леонида Большова, возникшая после Чернобыля "опасная" доза 1 мЗв - противоречащая здравому смыслу ловушка, которую соорудили те, кто боролся с высокими технологиями. Около 10 млн жителей России проживает в районах, где годовой естественный фон составляет более 10 мЗв. Врачи знают, что лучевая болезнь возникает при дозе облучения в 1000-2000 мЗв, а на обследование направляют тогда, когда доза облучения составляет не менее 200 мЗв.

И в России на радиофобии делали себе карьеру. В начале 1990-х годов у нас приняты нормативные акты, по которым облучение в 5 мЗв - это чрезвычайная ситуация, а 10 мЗв приравнивается к катастрофе. Можно представить, какая паника поднимется, если вдруг какой-нибудь полусумасшедший террорист, не дай бог, разбросает радиоактивные материалы. Эффект - нулевой, но - нормативы...

Самый опасный техногенный фактор, который влияет на окружающую среду, - обычное загрязнение воздуха, которое "обеспечивают" нам транспорт, энергетические и химические предприятия. Для здоровья конкретного человека фактор загрязнения воздуха в 12-13 раз опаснее, чем проживание в чернобыльской зоне, которое, впрочем, в свою очередь, в 12-20 раз более рискованно, чем работа в закрытых атомных городах Урала, в том числе на печально знаменитом "Маяке".
Сергей ЛЕСКОВ

Крупнейшая техногенная катастрофа в истории цивилизации - авария на Чернобыльской АЭС. В субботу очередная годовщина трагедии. Отошла ли через 17 минувших лет трагедия в прошлое? Специалисты продолжают анализ причин аварии, не утихают споры об ответственности науки за созданные ей и не всегда однозначные технологии. Об уроках Чернобыля министр по атомной энергии РФ академик Александр РУМЯНЦЕВ беседует с обозревателем Сергеем ЛЕСКОВЫМ.

- В канун Чернобыля каждый год журналисты берут интервью у участников тех событий, у ликвидаторов, у руководителей отрасли, у медиков и ученых. Как вам кажется, Александр Юрьевич, сколько еще лет эта тема будет оставаться актуальной?

- Еще минимум 10 лет. Но это в лучшем случае. Если же обрушится крыша саркофага, последствия предсказать невозможно. Саркофаг был построен на 5 лет, а стоит уже 17. Никто эти стены не обследовал, какие реакции идут под крышей - неизвестно. Российскую экспедицию профессора Борового из Курчатовского центра, которая много лет работала в Чернобыле, власти выгнали, потому что денег на работу нет. Правда, на прощание дали Государственную премию Украины.

- Вы хотите сказать, что саркофаг может рухнуть?

- Может. И я заявляю об этом с полной ответственностью. Необходимо построить поверх него новое бетонное укрытие. Проекты предлагались, но они не реализованы. И сегодня мое отношение к укрытию крайне пессимистичное. Сердце у меня неспокойно.

- Какова стоимость нового укрытия?

- Около 150 миллионов долларов. Но дело не в деньгах. Чернобыль стал местом, где переплетаются политические интересы. Разобраться в них не проще, чем в нейтронных потоках, всплески которых регистрировал профессор Боровой.

- Значит, опять возможна катастрофа, опять радиация дойдет до Швеции?

- Нет, глобальная катастрофа невозможна. В худшем случае из-под крыши вылетит радиоактивная пыль. Опасность в резонансе, который неминуемо вызовет обрушение саркофага. Медики доказали, что испуг, радиофобия принесли больше вреда, чем непосредственно облучение и радиоактивное заражение.

- Несмотря на вердикт госкомиссии, до сих пор появляются новые версии причин аварии. Каждая техногенная катастрофа порождает поток писем в редакцию, в которых утверждается, что анализ Чернобыля был неполон. Последняя и ожидаемая вспышка - после гибели "Колумбии".

- Сценарий чернобыльской аварии доказан и у специалистов сомнений не вызывает. Это трагическое сочетание трех факторов. Причем если бы сошлись два любых фактора - аварии бы не было. Первый фактор: физика процесса в графитовом реакторе, когда при интенсификации энергии цепная реакция не затухала, как в водо-водяных реакторах, а возрастала. Второй фактор: несовершенство аварийной защиты, которая была опробована на аналогичных реакторах в оружейном комплексе, где соблюдаются высочайшие требования по безопасности. И в-третьих, мы зевнули человеческий фактор.

Атомные станции в тот период были переданы из Минатома в Минэнерго, где требования по безопасности существенно ниже. Персонал атомной станции, пусть из благих побуждений, действовал так, будто замышлял диверсию. Решили поставить эксперимент, о недопустимости которого говорили и научный руководитель проекта, и главный конструктор реактора. Аварийная защита была заглушена, кнопки, чтобы не выскакивали, просто заклеили скотчем. В результате эксперимента реактор пошел вразнос - шарахнуло, будто атомная бомба взорвалась.

Подчеркну, что это не снимает вину с науки, которая должна, просто обязана была знать, что такой сценарий возможен.

- Россия строит атомные станции в Иране, Китае, Индии. Неужели там с человеческим фактором лучше, чем на Украине?

- Ни в одной стране Россия не строит чернобыльские реакторы РБМК. Строятся принципиально иные реакторы ВВЭР, сама физика которых исключает подобную аварию. При повышении температуры в активной зоне цепная реакция в них затухает.

- Ходят легенды о том, что в "зоне" рождаются мутанты, а в почве образуются неизвестные минералы.

- Всевозможных уродов можно в изобилии найти и в Кунсткамере. Медицина и биология не имеют данных по увеличению статистики генетических нарушений в Чернобыле. Если говорить о неизвестных минеральных соединениях, то в микроскопических количествах в метастабильной фазе они могут образовываться. Но никто этот вопрос не исследовал - особого интереса, по общему мнению, он не имеет.

- После пребывания в анабиозе, когда новые атомные станции у нас не строились, сейчас Минатом возобновил активность. На какие реакторы делается ставка?

- Балаковская, Волгодонская, Калининская станции - на всех объектах устанавливаются реакторы ВВЭР. В России задуман только один проект по строительству реактора РБМК - 5-й блок Курской АЭС. Но он модернизирован, и разгон цепной реакции там немыслим. Кстати, до сих пор ни на одной установке не удается достичь столь высоких показателей по эффективности и экономичности, как на "чернобыльских" реакторах РБМК.

- Самый значительный научный потенциал отрасли сосредоточен в Московском регионе, а недавно вы подписали соглашение о сотрудничестве с губернатором Борисом Громовым. Собираетесь строить АЭС в Подмосковье?

- Проектов по строительству АЭС в Московской области не имеется.

- Чернобыль - не только техногенная, но и экологическая катастрофа. Именно по части экологии атомное ведомство подвергается ожесточенной критике "зеленых".

- Наиболее серьезная экологическая катастрофа случилась в России в 1958 году на Урале, на комбинате "Маяк". Сейчас специалисты готовят сводную программу ликвидации последствий аварии в Кыштыме, которая включает укрепление гидротехнических сооружений, мониторинг, строительство каналов, а также полное прекращение сброса низкоактивных отходов в водоемы. Стоимость программы - несколько миллиардов рублей.

- "Зеленые" критикуют вас еще и за недостаточную охрану объектов, где находятся радиоактивные источники.

- Речь, видимо, о проникновении на комбинат в Железногорске группы "зеленых" во главе с депутатом Митрохиным. Надо говорить правду: через дырки в старом заборе они прошли не на комбинат, а на заброшенную много лет назад стройку и, забравшись на крышу, телевиком с 250 метров сняли завод, будто побывали там. После этого инцидента мы взяли под усиленную охрану и заброшенную стройку. Депутат Митрохин удовлетворился и сказал: спасибо, работа проведена.

- Во время чернобыльской аварии вы в ликвидаторы просились?

- Академик Легасов сказал: "Оставайся и анализируй ситуацию". Мы тогда по очереди спали на кожаном диване в кабинете академика Александрова. Я себя знаю: если бы оказался в Чернобыле, точно бы в самое пекло залез. Уже летом мы готовили доклад Легасова на специальной сессии МАГАТЭ, предложили новые способы защиты реакторов. Сам Легасов ушел из жизни слишком молодым в канун второй годовщины аварии. Вообще из семи членов государственной комиссии, срочно вылетевшей в Чернобыль, шестеро уже ушли из жизни. А Легасов, это я запомнил, говорил, что по мере развития техники человечеству будут угрожать все более тяжелые техногенные катастрофы...

Официальная статистика

С целью ослабления последствий аварии Минздрав СССР создал общий чернобыльский регистр, где содержалась информация о 700 тысячах человек. Острая лучевая болезнь найдена у 134 пострадавших, из которых умерли к 2002 году 45 человек. Отмечена связь между резким увеличением заболеваемости раком щитовидной железы у лиц, которым во время облучения не исполнилось 18 лет, и выбросом радиоактивных материалов. Зарегистрировано около 1800 случаев рака щитовидной железы. Эти цифры касаются популяции в 9 млн человек на Украине, 1,3 млн в Белоруссии и 300 тысяч в России. С учетом опыта применения атомного оружия в Японии можно ожидать дополнительного прироста заболеваемости в будущем. Хотя лейкоз является одним из ранних радиационных канцерогенных эффектов, его роста не обнаружено ни у ликвидаторов, ни у жителей загрязненных районов. Помимо рака щитовидной железы, других злокачественных опухолей, которые могли бы стать следствием аварии, не обнаружено.

Автор: 
Сергей Лесков, Юрий Соломатин

Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступные HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img> <h3> <b> <i> <u>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA
Символы на картинке
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.